Лекция четвертая. Материализм — метафизическое учение.

Киршбаум Воспоминание о будущем Темой нынешней конференции мы выбрали страх — предмет, достойный человеческого помышления. Страх — неизбывный атрибут жизни. Человек, конечно же, — существо, пытающееся жить в иллюзиях. И самая великая иллюзия человека — это жизнь без страха. Но страх имманентен нашему существованию. У человека он — плата за знание о смерти. Время проведения нашей конференции удивительным, символическим образом совпало со временем Адвента.

Архив научных статей

Метафизика родилась вместе с философией и её нельзя победить, как бы кто ни старался. Может и нужно, но невозможно. Позитивизм в борьбе с метафизикой дошел до абсурда - вся философия была отождествлена с метафизикой и отброшена за ненадобностью. Конечно, такой фокус не прошел.

Dostoevsky is much closer to understanding the"borderline situation" in the philosophy of religious existentialists, he thoroughly investigates the problem of fear.

В настоящее время в гуманитарных науках в связи с повышенным интересом к роли культурной личности все большее внимание уделяется анализу концептов — слов, несущих в себе потенциальный заряд огромного опыта предшествующих поколений, культуры и менталитета всего народа. Степанов определяет концепт как микромодель культуры. Следовательно, концепты — это одновременно элементы культуры и ключи к ее пониманию. Благодаря их анализу мы познаем культуру народа. Совокупность концептов составляет национальную концептосферу.

Важной проблемой исследования менталитета народа и его национальной картины мира является установление существующих в его концептосфере ключевых культурных концептов. Эта проблема носит интердисциплинарный характер, так как она включает в себя аспекты философии культуры, культурной антропологии, лингвистики и этнопсихологии. Сейчас наибольшее количество исследований, посвященных концептам, приходится на лингвистику, однако свое начало концепт берет в философской традиции.

Философия является материнской научной парадигмой, из которой лингвистические науки заимствуют этот термин. В определенной степени можно утверждать, что сама философия заключается в создании концептов, поскольку она извлекает их из языка, и, таким образом, концепт оказывается философской действительностью.

Смерть, освободившись от субъекта, словно обретает наконец свой статус объективной конечной цели, как энергия влечения к смерти или принцип функционирования психического аппарата. Став влечением, смерть не перестает быть целью и теперь даже единственной целью идея влечения к смерти означает крайнее упрощение всех целевых установок, так как ему подчиняется даже Эрос , просто ее целевой характер становится глубже, вписываясь в рамки бессознательного.

Но такое углубленное понимание смерти совпало и с углублением господствующей общественной системы:

Краткие аналитические отчеты подопечных и гипнологов о разных сеансах по теме секса в дополнение к посту Сексуальная энергия.

Первая сокращеная лекция о Метафизике любви. Полная версия на 55 минут здесь: Я бы сказал — о метафизике любви, практической психологии и повседневной жизни. Тогда в Варшаве и Париже выходила маленькая серия христианских книжек. И первым номером в этой серии была книга профессора Бердяева. С вашего позволения, я прочитаю цитату.

Бердяев начинает свою книгу: Еврей склонялся к принятию христианства, но для окончательного решения хотел съездить в Рим и там посмотреть на поведение папы и кардиналов, увидеть жизнь людей, стоящих во главе Церкви. Христианин, обращавший еврея в христианство, испугался и решил, что все его старания пропали даром, так как еврей, конечно, не пожелает креститься после того, как увидит все безобразия, которые совершаются в Риме.

Еврей поехал и увидел лицемерие, растление, обжорство, корыстолюбие, которые в те времена господствовали при папском дворе среди римского духовенства. И вот результат этого испытания получился неожиданный. Еврей вернулся, и друг его христианин со страхом спрашивает о впечатлении от Рима.

страхов как метафизик

страхов как метафизик и эволюция его мировоззрения 1. Эволюция мировоззрения страхова страхов немецкая философия мировоззрение В отечественной литературе существуют различные трактовки мировоззрения страхова. Эта красиво сформулированная фраза, к сожалению, не подтверждается соответствующим анализом и синтезом философских, научных и литературных взглядов страхова, которые всегда были переплетены между собой и пронизывали друг друга.

словесной птахе - она растлит себя в стихе, в тоске и страхе. И снова станет небольшой и полой чашей. Сколь слеп чудак, своей душой ее назвавший!.

Ненаучные тексты Метафизика и диалектика страха Божьего Атеистическая пропаганда в советское время жила тем, что, во-первых, не давала человеку возможности узнать правду о религиозной вере, а во-вторых, тем, что, пользуясь этим оберегаемым невежеством, возводила на религиозную веру самую бессовестную клевету.

В этих завалах лжи продолжает еще и до сих пор пребывать большое число наших соотечественников. Как пелось в старой советской частушке: Лучше бы было — наоборот! Атеистическая пропаганда упорно стремилась представить религию как униженность, рабскую покорность, забитость, запуганность, выводя все эти проявления из невежества народных масс и их социального подавления. Коммунисты с гордостью приводили несколько примеров несколько десятков, может быть героической смерти за коммунистические идеалы, замалчивая при этом героизм десятков и сотен тысяч может быть, и миллионов людей, замученных только за то, что они не отреклись от веры во Христа.

И после семидесяти лет неслыханного в истории России жесточайшего государственного подавления всякого инакомыслия, после семидесяти лет атеистического оболванивания, поддержанного всею мощью репрессивного аппарата, после этих лет первые же веяния идейной свободы показали, что вера в Бога устояла. Если бы вера насаждалась через социальное подавление и запуганность, как это утверждалось казенными идеологами, то вера в коммунизм была бы самой прочной верой на Земле во всей человеческой истории, а вера в Бога не имела бы ни единого шанса из миллиона на то, чтобы выстоять в тех условиях хотя бы двадцать лет.

Если бы вера в Бога была от забитости, невежества и запуганности, то не было бы причин у атеистической пропаганды так панически бояться всякого намека на возможность свободного высказывания религиозных взглядов, не было бы нужды расстреливать верующих и упрятывать их в психушки. Мы полагаем, что большинство казенных проповедников атеизма было убеждено в своем атеизме вполне искренно, но это только усиливало в них жуть и страх перед религией.

Они искренно верили в то, что у религии нет иных корней, кроме тех, о которых они говорят. И вот, — мы по этим корням бьем так, что самим уже страшно, а вера все никак не искореняется.

Сколько стоит написать твою работу?

Для ученого метафизический догматизм указывает на"крайнее невежество человека в тех вопросах, в которых он наиболее уверен". Юнг также избегал употребления этого термина. По этому поводу он, в частности, писал следующее: В другом месте он говорит следующее: Об этом свидетельствует, например, отказ смотреть в телескоп Галилея на том основании, что было"известно", что Юпитер не может иметь лун. С начала писанной истории метафизика составляет достойный предмет человеческого интереса.

Очерки аналитической метафизики», СПб, «Геликон Плюс», Философский концепт страха воплощает в себе знание о.

для -адреса За дополнительной информацией обращайтесь по адресу .

ЭМПИРИЧЕСКАЯ МЕТАФИЗИКА

Издательство ТИУиЭ , Тема смерти одна из наиболее излюбленных мистикой, оккультизмом и религиозными учениями, несмотря на то, что имеет богатую собственно философскую традицию осмысления. Рефлексия смерти буквально засасывает жертву познания в свою бесконечность, препятствуя всякому возможному выходу из ее пространства. Увлечение темой смерти провоцирует исследователя стать одержимым, разгадать ее тайну, испытать на себе влияние притягательной силы.

Быть может поэтому солидные ученые обходят стороной эту область, оставляя ее для науки как .

Коллеги относились к Александру Кайдановскому с благоговением, к которому примешивался легкий мистический страх — каждый.

Красноярова Наталья Георгиевна, кандидат философских наук, доцент Омск - 20 Содержание Введение…………………………………………………………………………… Категории смысловой сферы культуры: В последнее время он начинает активно использоваться и в философии, так как он позволяет по-новому проанализировать некоторые аспекты культуры как воплощения смыслов. Изучение культурных концептов связано с рефлексией по поводу национальной и культурной идентичности, установлением всеобщего и особенного в разных типах культуры.

С одной стороны, современнаямеждународная ситуация, характеризующаяся многочисленными конфликтами, диктует необходимость лучшего понимания друг друга в процессе диалога. Отсутствие знаний об основных смыслах и ценностях партнера по диалогу неизбежно ведет к затруднениям в общении. Познание другой культуры невозможно без изучения основных концептов данного народа, включающих в себя его историю, символы и мифы.

В настоящее время важно указать не только на черты различия культур, но и на черты сходства, на то, что способно объединить разные народы.

2. Физика, бойся метафизики!

Введение Введение После пятнадцати лет разнообразных теоретических и практических исследований в области метафизики я решила написать новую книгу. Это можно объяснить тем, что большинство людей чувствуют себя оскорбленными, когда их болезни называют психосоматическими, так как в их представлении психосоматическая болезнь почти эквивалентна некоей ненормальной, воображаемой болезни, даже душевному расстройству.

В результате этого заблуждения они продолжают искать причины своих обычных болезней исключительно на физическом уровне. Я же стараюсь найти во всех болезнях и недомоганиях метафизическую составляющую, то есть факторы, действующие за пределами физического уровня. Я, как и все люди, постоянно учусь; я изменяю себя, и тогда мне открывается новое. Чем больше я рассказываю другим, тем больше узнаю сама.

Главный критерий различения страха и ужаса — наличие или словами отчаяние (Хайдеггер, лекция «Что такое метафизика .

Оттолкнулись от афоризма Эпикура: А вот ещё соображение из БК Достоевского - Фёдор Павлович размышляет о смерти и при этом не испытывает никакого страха, а напротив: Да это и понятно: Вот собственно его размышление-исповедание: Я, милейший Алексей Федорович, как можно дольше на свете намерен прожить, было бы вам это известно, а потому мне каждая копейка нужна, и чем дольше буду жить, тем она будет нужнее, - продолжал он, похаживая по комнате из угла в угол, держа руки по карманам своего широкого, засаленного, из желтой летней коломянки, пальто.

Так вот я теперь и подкапливаю все побольше, да побольше для одного себя-с, милый сын мой Алексей Федорович, было бы вам известно, потому что я в скверне моей до конца хочу прожить, было бы вам это известно. Вот за простодушие то это мое на меня все сквернавцы и накинулись. А в рай твой, Алексей Федорович, я не хочу, это было бы тебе известно, да порядочному человеку оно даже в рай-то твой и неприлично, если даже там и есть он.

По-моему, заснул и не проснулся, и нет ничего, поминайте меня, коли хотите, а не хотите, так и чорт вас дери.

«Страх и тревожность

Роль локуса в восприятии страха Страх - это энергетическая отдалённость объекта от нас или нас от объекта, что в конечном итоге одно и то же с разницей в положении локуса. Внешний локус - отдалённость нас от объекта: Внутренний локус - отдалённость объекта от нас: При непосредственно переживаемом контакте с объектом страха он образуется путём переноса локуса изнутри нас вовне, когда при столкновении констатируется слабость нашей позиции и сила позиции объекта страха.

РЕЖИССУРА И МЕТАФИЗИКА .. возвратить на сцену дуновение того великого метафизического страха, который лежит в основании всякого древнего.

Вплоть до Нового времени физика была частью философии. Главный труд Ньютона, вышедший в свет в г. В его заключи — тельной части Ньютон размышляет о Боге-Вседержителе, властью которого установлен закон всемирного тяготения, таинственного и непостижимого. Важную роль философии для глубокого понимания физики подчеркивали и выдающиеся ученые в. Казалось бы, если Аристотель, Ньютон и Эйнштейн — эти символы трех различных эпох эволюции физики — придавали философии такое большое значение, то ни у кого не должно быть и тени сомнения в необходимости философского осмысления процесса физического познания.

И, тем не менее, начиная с Огюста Конта, позитивизм отрицает актуальность для дальнейшего развития общества всей традиционной философии, признавая за ней лишь роль в подготовке перехода человечества в новую — научную пози — тивную — эпоху. Основные идеи положительной философии Конт почерпнул у за- щитника идеалов Просвещения Клода Анри Сен-Симона, секретарем и учеником которого он был в молодости. Только в конце жизни Конт всерьез задумался о религии, отчасти вернувшись в лоно сенсимонистов.

В позитивизме утвердилось понятие природы как всего множества наблюдаемых человеком явлений. Учение о скрытой, невидимой природе позитивизм считал метафизикой, которой не место в положительной науке.

Метафизика Ужаса

В Лувре есть картина одного художника-примитивиста, — не знаю уж, известного или нет, но примитивиста, с именем которого никогда не будет связан сколько-нибудь важный этап истории искусства. Эгого примитивиста звали Лукас ван ден Лейден, и, на мой взгляд, он делает бессмысленными и как бы вовсе не существовавшими те четыре-пять сотен лет живописи, что прошли после него.

Но конечно, в средние века Библию понимали не так, как сегодня, и холст этот способен служить необычным примером тех мистических следствий, которые можно извлечь из библейского текста.

Психология самоубийства так странна, что бывали случаи, когда люди убивали себя от страха заразиться холерой. В этом случае они хотели.

И в веке проблема страха остается все так же одной из наиболее актуальных в разных областях знания — философии, этике, религиоведении, социологии, культурологии, психологии, медицине и прочих. Большое разнообразие различных учений о человеческом страхе — и религиозных, и атеистических; и научных, и откровенно антисциентистских — вынуждают внимательнее отнестись к тому, как решалась проблема страха в античной мысли и патристике — традициях, которые легли в основание и сформировали ментальные структуры современной культуры.

Применительно к религиозной антропологии это значит, что страх[4] представляет собой глубинное подсознательное желание того, чего обыкновенно человек страшится больше всего — смерти, небытия, Ничто. Страх и притягивает, и отталкивает одновременно; полаганием этой категории экзистенция в наибольшей степени проявляет свою диалектичную, динамичную природу: Кроме того, последующий анализ категории страха покажет нам, что страх может иметь как позитивное, так и негативное значение.

Тревога, говорит Тиллих, есть экзистенциальное осознание небытия. Тревогу порождает не мысль о том, что все имеет преходящий характер и даже не переживание смерти близких, а воздействие всего этого на постоянное, но скрытое осознание неизбежности нашей смерти. Страх смерти вносит элемент онтологической тревоги в любой другой вид страха боязни.

Именно тревога неспособности сохранить собственное бытие лежит в основе всякого конкретного страха. Тревога стремится превратиться в страх, так как мужество способно его встретить. Конечное существо не способно терпеть голую тревогу более одного мгновения. Избавиться от этого невыносимого ужаса обычно помогает превращение тревоги в страх боязнь чего-либо — дьявола, темноты, призраков, какого-либо животного, нечистоты, колющих и режущих предметов, открытого или замкнутого пространства — неважно чего.

Боязнь нужна, чтобы скрыться от тревоги. Тревога — это конечность, переживаемая человеком как его собственная конечность.

The Metaphysics of Neutralizing Fear! Pt. 1